Возражение на исковое заявление в суд общей юрисдикции о признании недействительным договора купли-продажи жилого помещения при оспаривании договора по ст. 177 ГК РФ (если истцом является продавец жилого помещения)

(на основании судебной практики Московского городского суда)


 

В _________________________ районный суд

Ответчик: _____________________ (Ф.И.О.)
адрес: ________________________________,
телефон: ______________________________,
эл. почта: _____________________________

Представитель Ответчика: ______ (Ф.И.О.)
адрес: ________________________________,
телефон: ______________________________,
эл. почта: _____________________________

Истец: ________________________ (Ф.И.О.)
адрес: ________________________________,
телефон: ______________________________,
эл. почта: _____________________________

Дело N _________________________________

 

Возражение на исковое заявление
о признании недействительным договора купли-продажи
жилого помещения при оспаривании договора
по ст. 177 ГК РФ (если истцом является
продавец жилого помещения)

 

"__"_______ ___ г. в _________ районный суд Истцом было подано исковое заявление о признании недействительным договора купли-продажи жилого помещения от "___"________ _____ г. N _____ (далее - Договор), заключенного между Истцом и Ответчиком. По Договору Истец (продавец) передал в собственность Ответчика (покупателя) квартиру, расположенную по адресу: ______ (далее - Квартира), собственником которой являлся, а Ответчик принял Квартиру и уплатил за нее денежные средства в размере ______ (______) руб.
Ответчик возражает против удовлетворения указанных исковых требований, поскольку в момент заключения Договора Истец был способен понимать значение своих действий и руководить ими.
- У Истца отсутствуют заболевания, которые могли или могут привести к неадекватности поведения, влиять на его психологическое и психическое состояние, что подтверждается справками/выписками из истории болезни/медицинской картой/выписным эпикризом/анамнезом/амбулаторной историей болезни/консультативным заключением, сделанным в день заключения Договора, согласно которому на момент добровольного комплексного психолого-психиатрического освидетельствования Истца у него выявляются признаки психического расстройства, которые не препятствуют всестороннему и целостному пониманию содержания и юридических последствий планируемой сделки/справкой главного врача психиатрической больницы, выданной Истцу в день заключения Договора, о том, что в настоящее время противопоказаний для сделок с имуществом нет/выписными эпикризами, выданными лечебными учреждениями, которые подтверждают прохождение Истцом лечения от наркотической зависимости после подписания Договора/другими медицинскими документами. Доказательства того, что Истец в момент совершения сделки не мог понимать значение своих действий и руководить ими, отсутствуют.
- Истец не состоит на учете в психоневрологическом/наркологическом диспансере _____, что подтверждается справкой/другими документами из диспансера.
- Истец самостоятельно принимал значимые решения и совершал значимые действия в период заключения Договора с ________ _____ г. по ________ _____ г. и в последующем, в период с ________ _____ г. по ________ _____ г., в том числе:
- самостоятельно принимал решения: о регистрации брака с _____/о расторжении брака с _____/о регистрации в Квартире граждан _____, _____/другие решения, что подтверждается свидетельством о заключении брака от "___"________ _____ г. N _____/свидетельством о расторжении брака от "___"________ _____ г. N _____/выпиской из регистрационного журнала органа ЗАГС от "___"________ _____ г. N _____/документами, подтверждающими регистрацию в Квартире других граждан/другими документами;
- получал денежные средства, что подтверждается расписками от "___"________ _____ г./другими документами/выписками по банковскому счету Истца, подтверждающими получение им наличных денежных средств, поступивших за приобретенную по Договору Квартиру от Ответчика;
- заключил договор с ______ по поиску приобретателя Квартиры и оформлению сделки по ее отчуждению, что подтверждается договором от "___"________ _____ г. N _____/другими документами;
- заключил договор аренды банковского сейфа в банке ____, знакомился с Правилами аренды индивидуальных банковских сейфов банка _____, принимал обязательства их исполнять, а также "___"________ _____ г. являлся в банк _____ за получением денежных средств из банковского сейфа, что подтверждается договором аренды банковского сейфа от "___"________ _____ г. N _____/правилами аренды индивидуальных банковских сейфов банка _____ от "___"________ _____ г. N _____, подписанными Истцом/ответами банка _____ о личном посещении Истцом хранилища с целью получить денежные средства из банковского сейфа N _____;
- открывал счета в банке ____, заключал кредитные договоры и совершал другие сделки, что подтверждается договором банковского счета от "___"________ _____ г. N _____/кредитным договором от "___"________ _____ г. N _____/другими договорами;
- выдавал доверенности, удостоверял их у нотариуса, что подтверждается доверенностью от "___"________ _____ г. N _____, удостоверенной нотариусом _____ г. _____;
- обращался к специалисту в области судебной психиатрии _____ с просьбой освидетельствовать Истца на предмет дееспособности в связи с заключением Договора, получил справку-консультацию, что подтверждается справкой-консультацией от "___"________ _____ г. N _____, выданной _____/другими документами;
- обращался в прокуратуру г. ______ с заявлением о незаконной продаже Квартиры, а впоследствии - с просьбой не возбуждать уголовное дело, поясняя, что добровольно заключил сделку, что подтверждается заявлением от "___"________ _____ г. о незаконной продаже квартиры/материалами об отказе в возбуждении уголовного дела;
- являлся в УФМС ______ для написания заявления о снятии Истца с регистрационного учета по месту нахождения Квартиры, что подтверждается заявлением от "___"________ _____ г. о снятии Истца с регистрационного учета по месту жительства;
- одновременно с продажей Квартиры заключил договор купли-продажи от "___"________ _____ г., по которому на вырученные от продажи Квартиры денежные средства приобрел в свою собственность другую квартиру, расположенную по адресу: ______, что подтверждается Договором купли-продажи жилого помещения от "___"________ _____ г. N _____.
На основании вышеизложенного, руководствуясь ст. 177 ГК РФ, п. 2 ч. 2 ст. 149 ГПК РФ,

ПРОШУ:

В удовлетворении заявленных Истцом требований о признании недействительными Договора купли-продажи жилого помещения "___"________ _____ г. N _____, государственной регистрации права собственности на Квартиру от "___"________ _____ г. N _____ на имя Ответчика, об аннулировании записи о регистрации права собственности на Квартиру на имя Ответчика в ЕГРН, а также об обязании Ответчика возвратить в собственность Истца Квартиру и признать за Истцом право собственности на Квартиру отказать.

Приложение:
1. Доказательства отсутствия у Истца серьезных заболеваний: справки/выписки из истории болезни/медицинская карта/выписной эпикриз/анамнез/амбулаторная история болезни/консультативное заключение, сделанное в день заключения Договора, согласно которому на момент добровольного комплексного психолого-психиатрического освидетельствования Истца у него выявляются признаки психического расстройства, которые не препятствуют всестороннему и целостному пониманию содержания и юридических последствий планируемой сделки/справка главного врача психиатрической больницы, выданная Истцу в день заключения Договора, о том, что в настоящее время противопоказаний для сделок с имуществом нет/выписные эпикризы, выданные лечебными учреждениями, которые подтверждают прохождение Истцом лечения от наркотической зависимости после подписания Договора/другие медицинские документы.
2. Доказательства, подтверждающие, что Истец не состоит на учете в психоневрологическом/наркологическом диспансере: справка/другие документы из диспансера.
3. Доказательства, подтверждающие, что Истец в период заключения Договора и в последующем самостоятельно принимал значимые решения: свидетельство о заключении брака от "___"________ _____ г. N _____/свидетельство о расторжении брака от "___"________ _____ г. N _____/выписка из регистрационного журнала органа ЗАГС от "___"________ _____ г. N _____/документы, подтверждающие регистрацию в Квартире других граждан/другие документы.
4. Доказательства, подтверждающие, что Истец в период заключения Договора и в последующем самостоятельно получал денежные средства: расписки/выписки по банковскому счету Истца, подтверждающие получение им наличных денежных средств, поступивших за приобретенную по Договору Квартиру от Ответчика/другие документы.
5. Доказательства, подтверждающие, что Истец в период заключения Договора и в последующем самостоятельно заключил договор по поиску приобретателя Квартиры и оформлению сделки по ее отчуждению: договор от "___"________ _____ г. N _____/другие документы.
6. Доказательства, подтверждающие, что Истец в период заключения Договора и в последующем самостоятельно заключал договор аренды банковского сейфа в банке, знакомился с Правилами аренды индивидуальных банковских сейфов банка, принимал обязательства их исполнять, а также являлся в банк за получением денежных средств из банковского сейфа: договор аренды банковского сейфа от "___"________ _____ г. N _____/правила аренды индивидуальных банковских сейфов банка _____ от "___"________ _____ г. N _____, подписанные Истцом/ответы банка _____ о личном посещении Истцом хранилища с целью получить денежные средства из банковского сейфа N _____.
7. Доказательства, подтверждающие, что Истец в период заключения Договора и в последующем самостоятельно открывал счета в банке, заключал кредитные договоры и совершал другие сделки: договор банковского счета от "___"________ _____ г. N _____/кредитный договор от "___"________ _____ г. N _____/другие договоры.
8. Доказательства, подтверждающие, что Истец в период заключения Договора и в последующем самостоятельно выдавал доверенности, удостоверял их у нотариуса: доверенность от "___"________ _____ г. N _____, удостоверенная нотариусом _____ г. _____.
9. Доказательства, подтверждающие, что Истец в период заключения Договора и в последующем самостоятельно обращался к специалисту в области судебной психиатрии с просьбой освидетельствовать Истца на предмет дееспособности в связи с заключением Договора: справка-консультация от "___"________ _____ г. N _____, выданная _____/другие документы.
10. Доказательства, подтверждающие, что Истец в период заключения Договора и в последующем самостоятельно обращался в прокуратуру: заявление от "___"________ _____ г. о незаконной продаже квартиры/материалы об отказе в возбуждении уголовного дела.
11. Доказательства, подтверждающие, что Истец в период заключения Договора и в последующем самостоятельно являлся в УФМС: заявление от "___"________ _____ г. о снятии Истца с регистрационного учета по месту жительства.
12. Доказательства, подтверждающие, что Истец в период заключения Договора и в последующем самостоятельно заключил договор купли-продажи другой квартиры: Договор купли-продажи жилого помещения от "___"________ _____ г. N _____.
13. Доверенность представителя от "___"_________ ____ г. N ______ (если возражение подписывается представителем Ответчика).
14. Копии возражения на исковое заявление и приложенных к нему документов для Истца.

"___"__________ ____ г.

Ответчик (представитель): __________________ (подпись) __________________ (Ф.И.О.)


МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 7 августа 2019 г. N 4г/3-9967/19

Судья Московского городского суда Тихенко Г.А., изучив кассационную жалобу З., поступившую в суд кассационной инстанции согласно штампу отдела делопроизводства Московского городского суда 15.07.2019 г., на решение Кунцевского районного суда г. Москвы от 12.12.2018 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 28.05.2019 г. по гражданскому делу по иску З. к И., К.А.С. о признании недействительным договора купли-продажи квартиры, истребовании имущества из чужого незаконного владения, прекращении права собственности, признании права собственности,

установил:

Истец З. обратился в суд с иском к ответчикам И., К.А.С. о признании недействительным договора купли-продажи квартиры, истребовании имущества из чужого незаконного владения, прекращении права собственности, признании права собственности.
Требования истца мотивированы тем, что истцу на праве собственности принадлежала отдельная двухкомнатная квартира, расположенная по адресу: **** 07.04.2012 г. от имени истца на имя Н. выдана доверенность на осуществление приватизации вышеуказанной квартиры с правом подписания и получения договора социального найма жилого помещения, договора передачи жилья в собственность, регистрации договора и права собственности в уполномоченных органах, с правом получения всех зарегистрированных документов, без права продажи данной квартиры. 13.06.2012 г. Н. от имени истца заключен с ДЖП и ЖФ г. Москвы договор социального найма жилого помещения, а также договор передачи указанной квартиры в собственность истца. 03.09.2012 г. от имени истца на имя Н. выдана доверенность на право продажи спорной квартиры. 04.09.2012 г. между истцом и И. заключен договор купли-продажи квартиры, в этот же день подписан передаточный акт. 14.05.2015 г. между И. и К.А.С. заключен договор купли-продажи спорной квартиры. Решением Кунцевского районного суда г. Москвы от 26.01.2017 г. в удовлетворении исковых требований З. к И., К.А.С. о признании недействительным договора купли-продажи отказано. Основанием подачи иска послужило то обстоятельство, что истец договор купли-продажи квартиры не подписывал, с И. не знаком, денег за квартиру не получал. Сделка по купле - продажи квартиры была оформлена в результате мошеннических действий, истца незаконно удерживали в доме в Мытищинском районе Московской области, где истец находился с марта 2012 года добровольно, а с июля примерно по октябрь 2012 года против воли, под угрозой убийством дочери истца заставили подписать ряд документов, связанных с оформлением купли-продажи спорной квартиры. Какие именно документы подписывал, истец не помнит, поскольку практически постоянно находился в состоянии алкогольного опьянения. Примерно в октябре 2012 года истец был вывезен на территорию Украины, где удерживался в неизвестном частном доме и откуда истцу удалось сбежать в декабре 2012 года и вернуться в Россию. Согласно заключению ООО ЦНПЭ "ПетроЭксперт" N *** от 23.12.2016 г., рукописные тексты и подписи, выполненные от имени истца в договоре купли-продажи квартиры и передаточном акте, выполнены в необычных условиях, носящих временный характер, под воздействием внутренних сбивающих факторов, которые характеризуют необычное психофизиологическое состояние (алкогольное или наркотическое опьянение). В момент совершения сделки истец был лишен возможности понимать значение своих действий и руководить ими, в связи с чем, обратился в суд с настоящим иском, просил признать договор купли-продажи квартиры от 04.09.2012 г., заключенный между З. и И., истребовать квартиру, расположенную по адресу: *** из незаконного владения К.А.С., прекратить право собственности К.А.С. на указанную квартиру, признать право собственности истца на указанную квартиру.
Решением Кунцевского районного суда г. Москвы от 12.12.2018 г., оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 28.05.2019 г., в удовлетворении исковых требований отказано.
Не согласившись с указанными судебными постановлениями, З. подал настоящую кассационную жалобу, в которой ставит вопрос об их отмене, принятии по делу нового решения об удовлетворении исковых требований.
В соответствии с ч. 2 ст. 381 ГПК РФ по результатам изучения кассационных жалобы, представления судья выносит определение:
1) об отказе в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции, если отсутствуют основания для пересмотра судебных постановлений в кассационном порядке. При этом кассационная жалоба, а также копии обжалуемых судебных постановлений остаются в суде кассационной инстанции;
2) о передаче кассационной жалобы с делом для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции.
Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 387 ГПК РФ).
По результатам изучения кассационной жалобы существенных нарушений норм материального и процессуального права, допущенных судами первой и апелляционной инстанции при принятии судебных постановлений, состоявшихся по данному делу, не установлено, в связи с чем, не имеется оснований для передачи указанной жалобы для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции.
Так, судом установлено, что 04.09.2012 г. между истцом и И. заключен договор купли-продажи квартиры, расположенной по адресу: ***согласно которому, истец продал, а И. приобрел данную квартиру за *** руб.
Согласно п. 4 договора купли-продажи, указанную сумму покупатель оплачивает продавцу в день подписания договора, что подтверждается распиской.
В день заключения договора, 04.09.2012 г., истцом подписан передаточный акт, согласно которому, он передал И. квартиру, а тот принял ее у истца. В данном акте указано, что расчет между сторонами по договору купли-продажи произведен полностью.
14.09.2012 г. указанный договор и право собственности И. были зарегистрированы в Управлении Росреестра по г. Москве.
14.05.2015 г. между И. и К.А.С. заключен договор купли-продажи указанной квартиры, согласно которому, И. продал, а К.А.С. купил данную квартиру за ** руб., из которых ** руб. покупатель оплачивает за счет собственных средств, *** руб. - за счет целевых кредитных денежных средств, предоставляемых в соответствии с кредитным договором N *** от 14.05.2015 г. ОАО "С", который с момента регистрации ипотеки становится залогодержателем данной квартиры.
23.06.2015 г. договор и право собственности К.А.М. на квартиру были зарегистрированы в установленном законом порядке.
Постановлениями следственных органов, начиная с 18.04.2014 г., неоднократно отказывалось в возбуждении уголовного дела, впоследствии постановления отменялись, материал возвращался на дополнительную проверку.
Постановлением ОЭБиПК УВД по ЗАО ГУ МВД России по г. Москве от 24.11.2016 г. в возбуждении уголовного дела отказано.
Решением Кунцевского районного суда г. Москвы от 26.01.2017 г. в удовлетворении исковых требований З. к И. о признании договора купли-продажи квартиры от 04.09.2012 г. недействительным отказано. Исковые требования были мотивированы тем, что истец договор купли-продажи квартиры не подписывал, с И. не знаком, денег за квартиру не получал.
Согласно заключению ООО ЦНПЭ "ПетроЭксперт" N *** от 23.12.2016 г., полученному в рамках рассмотрения указанного дела, рукописные тексты и подписи, выполненные от имени истца в договоре купли-продажи квартиры и передаточном акте, выполнены в необычных условиях, носящих временный характер, под воздействием внутренних сбивающих факторов, которые характеризуют необычное психофизиологическое состояние (алкогольное или наркотическое опьянение).
При рассмотрении настоящего дела истец ссылался на то, что в момент подписания договора купли-продажи квартиры и передаточного акта истец не мог понимать значение своих действий и руководить ими.
Судом была назначена амбулаторная судебно-психиатрическая экспертиза, однако заключением ФГБУ "Национальный медицинский исследовательский центр психиатрии и наркологии имени В.П. Сербского" N **а от 25.01.2018 г. сообщено о невозможности решить диагностические и экспертные вопросы в отношении З. в амбулаторных условиях.
Определением суда от 25.05.2018 г. по делу была назначена стационарная судебная комплексная психолого-психиатрическая экспертиза, на разрешение которой поставлены следующие вопросы:
- страдает ли З. какими-либо психическими расстройствами?
- имелись ли у З. на момент сделки эмоционально-волевые нарушения?
- мог ли З. понимать значение своих действий и руководить ими в период, относящийся к совершению сделки купли-продажи квартиры, заключенной 04.09.2012 г.?
В соответствии с заключением комиссии экспертов ФГБУ "Национальный медицинский исследовательский центр психиатрии и наркологии имени В.П. Сербского" N** от 18.10.2018 г., у З. обнаруживается расстройство личности и поведения вследствие употребления алкоголя. Ввиду отсутствия достаточных данных в материалах гражданского дела и медицинской документации, а также характеризующих материалов в отношении З., ретроспективно оценить его психическое состояние, определить степень выраженности имеющихся у него изменений психики, характер их влияния на его деятельность в юридически значимый период и ответить на вопрос, мог ли З. понимать значение своих действий и руководить ими при совершении сделки купли-продажи от 04.09.2012 г. не представляется возможным.
Разрешая спор, оценив представленные по делу доказательства в их совокупности, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что в момент составления оспариваемого договора-купли продажи квартиры З. мог понимать значение своих действий и руководить ими, доказательств обратного суду не представлено, в связи с чем суд не нашел основания для удовлетворения исковых требований.
Проверяя законность решения суда первой инстанции, судебная коллегия, изучив материалы дела, согласилась с выводами суда.
Приведенные в кассационной жалобе доводы заявителя о несогласии с экспертным заключением, положенным в основу решения, являлись предметом проверки суда апелляционной инстанции и получили правовую оценку.
Доводы жалобы направлены на переоценку собранных по делу доказательств и установленных судом обстоятельств, а потому не могут служить основанием для отмены состоявшихся по делу судебных постановлений.
Судом первой инстанции при рассмотрении дела по существу верно определены юридически значимые для дела обстоятельства, подробно проанализированы представленные доказательства и им дана надлежащая правовая оценка, тогда как в силу положений ст. 390 ГПК РФ суд кассационной инстанции правом на переоценку исследованных доказательств не наделен.
Оспариваемые заявителем судебные постановления являются законными и обоснованными, постановленными в соответствии с нормами процессуального и материального права, регламентирующими спорные правоотношения.
Таким образом, обжалуемые судебные постановления сомнений в их законности с учетом доводов кассационной жалобы не вызывают, а предусмотренные ст. 387 ГПК РФ основания для их отмены или изменения в настоящем случае отсутствуют.
На основании изложенного, оснований для передачи жалобы для рассмотрения в судебном заседании Президиума Московского городского суда по доводам жалобы не имеется.
Руководствуясь ст. ст. 381, 383, 387 ГПК РФ,

определил:

в передаче кассационной жалобы З. на решение Кунцевского районного суда г. Москвы от 12.12.2018 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 28.05.2019 г. для рассмотрения в судебном заседании Президиума Московского городского суда отказать.

Судья
Московского городского суда
Г.А.ТИХЕНКО


МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 15 июля 2019 г. N 4г/8-8151/2019

Судья Московского городского суда Клюева А.И., рассмотрев кассационную жалобу К., поступившую в суд кассационной инстанции 16 мая 2019 года, на решение Люблинского районного суда города Москвы от 14 ноября 2018 года и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 20 марта 2019 года по гражданскому делу по иску К. к С. о признании договора купли-продажи квартиры недействительным, применении последствий недействительности сделки, истребованному 07 июня 2019 года и поступившему в суд кассационной инстанции 25 июня 2019 года,

установил:

К. обратилась в суд с иском к С. о признании договора купли-продажи квартиры недействительным, применении последствий недействительности сделки, ссылаясь на то, что 11.06.2016 года между сторонами был заключен договор купли-продажи квартиры N 516 по адресу: ", по которому право собственности на квартиру перешло к ответчику. Однако, как указала истица, данная квартира является ее единственным жильем, она постоянно проживала в ней и не намеревалась ее отчуждать, на протяжении нескольких месяцев, предшествующих сделке, она сильно болела, находилась в сильной депрессии, в силу своего психического состояния не отдавала отчет своим действиям и не руководила ими, денежные средства по договору не получала.
Решением Люблинского районного суда города Москвы от 14 ноября 2018 года постановлено:
В удовлетворении исковых требований К. к С. о признании договора купли-продажи квартиры недействительным, применении последствий недействительности сделки отказать.
Обеспечительные меры в виде запрета С. совершать какие-либо действия, направленные на выселение К. из квартиры по адресу: ", наложенные определением суда от 13.04.2018 года, отменить.
Решение в части отмены указанных обеспечительных мер подлежит немедленному исполнению.
Обеспечительные меры в виде запрета Управлению Росреестра по г. Москве осуществлять действия по внесению каких-либо изменений в ЕГРН в отношении квартиры по адресу: ", наложенные определением суда от 13.04.2018 года, по вступлении решения суда в законную силу отменить.
Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 20 марта 2019 года решение суда оставлено без изменения.
В кассационной жалобе К. ставит вопрос об отмене данных судебных постановлений с направлением дела на новое рассмотрение.
07 июня 2019 года судьей Московского городского суда дело истребовано в Московский городской суд.
В соответствии с частью 2 статьи 381 Гражданского процессуального кодекса РФ по результатам изучения кассационных жалобы, представления судья выносит определение:
1) об отказе в передаче кассационных жалобы, представления для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции, если отсутствуют основания для пересмотра судебных постановлений в кассационном порядке;
2) о передаче кассационных жалобы, представления с делом для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции.
Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.
Как усматривается из судебных постановлений, они сомнений в законности не вызывают, а доводы жалобы в соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального Кодекса РФ не могут повлечь их отмену или изменение в кассационном порядке, в связи с чем оснований для передачи кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции не имеется.
Из материалов дела усматривается, что 11.06.2016 года между К. (продавец) и С. (покупатель) был заключен договор купли-продажи квартиры N 516 по адресу: ", согласно условиям которого продавец продал, а покупатель приобрел в собственность указанную квартиру за 8 322 699,77 руб.
Оспаривая законность данного договора, истица указала на то, что договор был заключен в тот период времени, когда она не была способна понимать значение своих действий и руководить ими.
В целях проверки заявленных доводов по ходатайству истицы судом первой инстанции была назначена комплексная психолого-психиатрическая экспертиза, проведенная ФГБУ "Национальный медицинский исследовательский центр психиатрии и наркологии им. В.П. Сербского" Министерства здравоохранения РФ.
Согласно заключения судебно-психиатрической комиссии экспертов от 04 сентября 2018 года N 1058/а, К. в настоящее время каким-либо психическим расстройством не страдает. Анализ медицинской документации, материалов гражданского дела в сопоставлении с результатами настоящего обследования показал, что в юридически значимый период (период сделки) у К. обнаруживалась смешанная тревожная и депрессивная реакция, обусловленная расстройством адаптации. Об этом свидетельствуют данные анамнеза о появлении у нее на фоне психотравмирующей ситуации сниженного фона настроения, эмоциональной неустойчивости, внутреннего беспокойства, тревоги, нарушения сна, головных болей, слабости, вегетативных реакций, что укладывается в клиническую картину смешанной тревожной и депрессивной реакции. Указанные изменения психики не сопровождались нарушениями мышления, памяти, интеллекта, какой-либо продуктивной психопатологической симптоматикой, нарушением сознания, снижением критических способностей, не оказывали влияния на ее социальное функционирование (работала, справлялась с обязанностями, вела домашнее хозяйство, следила за собой), ее действия носили целенаправленный, последовательный характер и не лишали К. способности понимать значение своих действий и руководить ими в юридически значимый период, относящийся к заключению договора купли-продажи квартиры от 11.06.2016 года. В юридически значимый период у К. не отмечалось такого выраженного эмоционального состояния, которое бы не позволяло ей осмысливать и оценивать исследуемую ситуацию, целенаправленно регулировать свои действия и прогнозировать их последствия. У нее не была нарушена способность к восприятию и оценке окружающей обстановке и действий лиц, участвующих в сделке; завершение акта ознаменовалось требованием гарантийных обязательств сторон (расписка); впоследствии достаточно подробно воспроизводились обстоятельства, последовательность и детали подписания юридически значимого документа.
Разрешая данный спор, руководствуясь положениями ст. ст. 168, 171, 177 ГК РФ, оценив собранные по делу доказательства в их совокупности, в том числе заключение судебной экспертизы, показания допрошенных свидетелей, представленные истицей в материалы дела заключения специалистов, суд пришел к выводу об отказе в удовлетворении исковых требований К. в полном объеме, исходя из того, что оспариваемый договор был заключен истицей лично и добровольно, доказательств порока воли при заключении договора истицей представлено не было.
Одновременно, суд отменил обеспечительные меры в виде запрета С. совершать какие-либо действия, направленные на выселение К. из квартиры по адресу: ", а также обеспечительные меры в виде запрета Управлению Росреестра по г. Москве осуществлять действия по внесению каких-либо изменений в ЕГРН в отношении квартиры по адресу: ", наложенные определением суда от 13.04.2018 года.
Судебная коллегия с выводами суда первой инстанции согласилась, указав на то, что данные выводы суда основаны на материалах дела, всем доказательствам суд дал надлежащую правовую оценку в соответствии с положениями ст. 67 ГПК РФ, нормы материального права судом применены верно.
При этом, судебная коллегия рассмотрела доводы истицы о том, что ответчик С. ввел ее в заблуждение, шантажировал и угрожал при заключении договора, и путем обмана заставил совершить сделку, отклонив их, как не основанных на фактических обстоятельствах дела, правильно установленных судом первой инстанции. Каких-либо бесспорных и достоверных доказательств, свидетельствующих о наличии у истицы порока воли при заключении оспариваемого договора, не соответствие договора требованиям закона, материалы дела не содержат и таких доказательств истицей не представлено.
Как следует из материалов дела, ранее истицей К. заключенная с ответчиком сделка оспаривалась по основаниям ее притворности, заключением под влиянием обмана, заблуждения, угроз и психологического насилия со стороны ответчика. Решением Нагатинского районного суда г. Москвы от 18 сентября 2017 года, вступившим в законную силу 12 марта 2018 года, в удовлетворении иска К. отказано в полном объеме.
Судебная коллегия рассмотрела ссылку истицы на неполноту и необъективность заключения судебной экспертизы, указав на ее несостоятельность, поскольку данному доказательству была дана надлежащая правовая оценка, с которой судебная коллегия согласилась. Суд первой инстанции обоснованно не усмотрел оснований, позволяющих не согласиться с выводами судебного эксперта, которые со стороны истицы ничем с достоверностью опорочены не были.
Ссылка в кассационной жалобе К. на то, что она не была надлежащим образом извещена о слушании дела в суде апелляционной инстанции, опровергается материалами дела, а именно имеющимся на л.д. 200 отчетом об отслеживании отправления, согласно которого судебное извещение о слушании дела в суде апелляционной инстанции 20 марта 2019 года было направлено в адрес истицы 25 февраля 2019 года, однако, вернулось в адрес суда за истечением срока хранения.
Таким образом, судом были предприняты необходимые меры для надлежащего извещения истицы.
Кроме того, являясь подателем апелляционной жалобы, учитывая при этом сроки рассмотрения дела судом апелляционной инстанции, К. имела возможность узнать о дате назначения дела по ее апелляционной жалобе посредством сети интернет, а также напрямую обратившись в соответствующую канцелярию Московского городского суда, что ею сделано не было.
Оснований для иного вывода нет.
Выводы оспариваемых судебных постановлений в части доводов заявителя являются правильными, мотивированными и в кассационной жалобе по существу не опровергнуты.
На основании изложенного, руководствуясь статьями 381, 383 Гражданского процессуального кодекса РФ,

определил:

в передаче кассационной жалобы К. с делом на решение Люблинского районного суда города Москвы от 14 ноября 2018 года и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 20 марта 2019 года по гражданскому делу по иску К. к С. о признании договора купли-продажи квартиры недействительным, применении последствий недействительности сделки, для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции - отказать.

Судья
Московского городского суда
А.И.КЛЮЕВА


МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 10 апреля 2019 г. по делу N 33-12

Судья: Лапин В.М.

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе председательствующего Иваненко Ю.С.
судей Олюниной М.В., Аванесовой Г.А.
при секретаре Б.,
заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Иваненко Ю.С. гражданское дело по апелляционной жалобе с дополнениями к ней представителя истца Ч.С. на решение Перовского районного суда г. Москвы от 07 мая 2018 года, которым постановлено:
исковые требования Ч.С. к Ч.Н., З. о признании договоров купли-продажи квартиры недействительными, применении последствий недействительности сделок, признании права собственности оставить без удовлетворения,

установила:

Ч.С. обратился с иском к Ч.Н., З. о признании договоров купли-продажи квартиры недействительными, применении последствий недействительности сделок, признании права собственности, обосновывая свои требования тем, что на протяжении 15 лет он систематически употребляет спиртные напитки. 11 ноября 2014 года умерла его мать, в результате стресса он ушел в запой на несколько месяцев. Истец с 1989 года страдает психическим заболеванием, проходил лечение в психиатрической больнице. В 2014 - 2015 г.г. впал в депрессию, забывал многие события и лица, агрессивно относился к своей сожительнице, испытывал необъяснимый страх. В апреле 2015 года к истцу пришел ранее не знакомый ему мужчина, который представился Николаем и сообщил ему, что брат истца Ч.И. скончался 06 марта 2015 года. Николай предложил свою помощь в захоронении брата. Сообщение о смерти брата потрясло истца, он пребывал в состоянии полного непонимания действительности. Николай предложил истцу сдавать в аренду квартиру, расположенную по адресу: ******* принадлежащую его матери. Также он неоднократно приезжал к истцу, привозил спиртные напитки, говорил, что для сдачи квартиры в аренду необходимо оформить наследство после матери. 18.05.2015 истец в состоянии опьянения совместно с Николаем приехали нотариусу г. Москвы Заграю И.Л. якобы для оформления наследства. Помощник нотариуса передала истцу какие-то документы для подписи, истец не читая и не понимая их смысла все подписал. С мая 2015 года по август 2015 года Николай привозил истцу по 15 000 руб. ежемесячно, якобы за сдаваемую квартиру. Как позже выяснилось, истец подписал договор купли-продажи квартиры, расположенной по адресу: <...>, согласно которому он якобы продал ее Ч.Н. Ответчик Ч.Н. воспользовался психическим заболеванием истца, усугубившимся алкоголем, юридической неграмотностью и доверительным отношением и обманул истца. 24.11.2015 Ч.Н. продал спорную квартиру З. В связи с чем, истец просил признать договоры купли-продажи квартиры, расположенной по адресу: ******* недействительными, прекратить право собственности З. на вышеуказанную квартиру и обязать УФРС по Москве восстановить запись о праве собственности истца на спорное жилое помещение.
Истец Ч.С. и его представители в судебное заседание суда первой инстанции явились, поддержали заявленные требования в полном объеме.
Ответчик Ч.Н. в судебное заседание суда первой инстанции не явился, извещался.
Ответчик З. и ее представитель в судебное заседание суда первой инстанции явились, возражала против удовлетворения заявленных исковых требований.
Представитель третьего лица Управления Росреестра по г. Москве в судебное заседание не явился, извещался.
Суд первой инстанции постановил обжалуемое решение, об отмене которого просит представитель истца Ч.С. по доводам апелляционной жалобы с дополнениями.
Ответчик Ч.Н., представитель третьего лица Управления Росреестра по г. Москве, извещенные надлежащим образом о времени и месте рассмотрения дела, в судебное заседание суда апелляционной инстанции не явились, доказательств, свидетельствующих об уважительной причине неявки не представили, в связи с чем, руководствуясь ст. 327 ГПК РФ, судебная коллегия считает возможным рассмотреть дело в их отсутствие.
Изучив материалы дела, выслушав объяснения истца Ч.С., представителей истца К., С., ответчика З., представителя ответчика З. - И., обсудив доводы жалобы, судебная коллегия пришла к следующему.
В соответствии с ч. 1 ст. 327.1 ГПК РФ, - суд апелляционной инстанции рассматривает дело в пределах доводов, изложенных в апелляционных жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления.
В соответствии со ст. 330 ГПК РФ, - основаниями для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке являются:
неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела;
недоказанность установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела;
несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела;
нарушение или неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.
При рассмотрении данного дела такие нарушения судом первой инстанции не допущены, поскольку, разрешая спор, суд первой инстанции правильно установил обстоятельства, имеющие значение для дела, и дал им надлежащую оценку в соответствии с нормами материального права, регулирующими спорные правоотношения.
В соответствии с п. 2 ст. 218 ГК РФ право собственности на имущество, которое имеет собственника, может быть приобретено другим лицом на основании договора купли-продажи, мены, дарения или иной сделки об отчуждении этого имущества.
На основании ст. 166 ГК РФ, сделка недействительна по основаниям, установленным законом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).
В соответствии со ст. 167 ГК РФ, недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения.
Согласно п. 1 ст. 177 ГК РФ, сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения.
Из материалов дела усматривается, что Ч.С. являлся собственником однокомнатной квартиры, расположенной по адресу: * на основании свидетельства о праве на наследство.
18 мая 2015 года между Ч.С. и Ч.Н. заключен договор купли-продажи квартиры, расположенной по адресу: <...>.
19 ноября 2015 года между Ч.Н. и З. заключен договор купли-продажи квартиры, расположенной по адресу: <...>.
Обращаясь в суд с иском, истец ссылался на недействительность договора купли-продажи от 18 мая 2015 года по основаниям, предусмотренным ст. 177 ГК РФ, поскольку Ч.С. при составлении договора купли-продажи не осознавал своих действий и не мог руководить ими.
Определением Перовского районного суда г. Москвы от 15.05.2017 по делу была назначена амбулаторная судебно-психиатрическая экспертиза. В соответствии с заключением комиссии экспертов ГБУЗ г. Москвы ПКБ N 1 им. Н.А. Алексеева ДЗ г. Москвы N 100-7 от 28.03.2018 у Ч.С. на момент заключения договора купли-продажи от 28.05.2015 обнаруживались *. Однако в связи с отсутствием сведений о психическом состоянии Ч.С. в интересующий суд период, дифференцировано оценить психическое состояние Ч.С. в период оформления им сделки договора купли-продажи квартиры от 28.05.2015 и решить вопрос о его способности понимать значение своих действий и руководить ими не представляется возможным.
Разрешая спор по существу, с учетом фактических обстоятельств дела и представленных сторонами доказательств, руководствуясь ст. ст. 166, 167, 168, 177, 178, 179 ГК РФ, допросив свидетелей, оценив по правилам ст. 67 ГПК РФ собранные по делу доказательства в их совокупности, в том числе проведенную по делу амбулаторную судебно-психиатрическую экспертизу, суд пришел к выводу об отказе в удовлетворении требований Ч.С. о признании договора купли-продажи квартиры недействительным по основаниям ст. 177 ГК РФ.
Определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 06.02.2019 по делу была назначена дополнительная судебная психолого-психиатрическая экспертиза. В соответствии с заключением комиссии экспертов ГБУЗ г. Москвы ПКБ N 1 им. Н.А. Алексеева ДЗ г. Москвы N 76-7 от 05.03.2019 у Ч.С. на момент заключения договора купли-продажи от 18.05.2015 обнаруживались *. Однако в связи с отсутствием сведений о психическом состоянии Ч.С. в интересующий суд период, дифференцировано оценить психическое состояние Ч.С. в период оформления им сделки договора купли-продажи квартиры от 18.05.2015 и решить вопрос о его способности понимать значение своих действий и руководить ими не представляется возможным.
Допустимых и относимых доказательств, свидетельствующих о том, что в момент заключения договора купли-продажи 18 мая 2015 года Ч.С. находился в таком состоянии, которое лишало его способности понимать значение своих действий и руководить ими не представлено, материалы дела такие доказательства не содержат, в связи с чем оснований для признания договора купли-продажи от 18 мая 2015 года недействительным не имеется.
В силу ст. 178 ГК РФ, сделка, совершенная под влиянием заблуждения, может быть признана судом недействительной по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения, если заблуждение было настолько существенным, что эта сторона, разумно и объективно оценивая ситуацию, не совершила бы сделку, если бы знала о действительном положении дел.
При наличии условий, предусмотренных пунктом 1 статьи 178 ГК РФ заблуждение предполагается достаточно существенным, в частности если: сторона допустила очевидные оговорку, описку, опечатку и т.п.; сторона заблуждается в отношении предмета сделки, в частности таких его качеств, которые в обороте рассматриваются как существенные; сторона заблуждается в отношении природы сделки; сторона заблуждается в отношении лица, с которым она вступает в сделку, или лица, связанного со сделкой; сторона заблуждается в отношении обстоятельства, которое она упоминает в своем волеизъявлении или из наличия которого она с очевидностью для другой стороны исходит, совершая сделку. Заблуждение относительно мотивов сделки не является достаточно существенным для признания сделки недействительной.
В соответствии с пп. 3 п. 2 ст. 178 ГК РФ, сделка, при наличии условий, предусмотренных п. 1 настоящей статьи, заблуждение предполагается достаточно существенным, в частности, если сторона заблуждается в отношении природы сделки.
Исходя из вышеприведенных норм закона, бремя доказывания наличия обстоятельств, предусмотренных ст. 178 ГК РФ, возложено на истца.
В материалы дела истцом не представлено доказательств того, что оспариваемые договоры заключены под влиянием заблуждения.
Также суд первой инстанции не нашел оснований для признании оспариваемого договора по основаниям ст. 179 ГК РФ.
Судебная коллегия соглашается с выводами суда первой инстанции, поскольку они основаны на правильно установленных обстоятельствах и отвечают требованиям норм материального права.
Довод апелляционной жалобы с дополнениями о неправильной оценке имеющихся в деле доказательств судебная коллегия отклоняет, т.к. из содержания оспариваемого судебного акта следует, что судом первой инстанции с соблюдением ст. ст. 12, 55, 56, ч. 3 ст. 86, ст. 195, ч. 1 ст. 196 ГПК РФ, в качестве доказательств, отвечающих ст. ст. 59, 60 ГПК РФ, приняты во внимание объяснения лиц, участвующих деле, показания допрошенных свидетелей, представленные в материалы дела письменные доказательства в их совокупности, которым дана оценка с соблюдением ст. 67 ГПК РФ.
Доводы апелляционной жалобы с дополнениями о несогласии с выводами суда относительно психического состояния Ч.С., являлись предметом исследования суда первой инстанции и получили правильную правовую оценку в решении суда.
Исследовав представленные сторонами доказательства, в том числе, объяснения сторон, письменные доказательства, в том числе заключение судебной экспертизы, оценив их в совокупности в соответствии с правилами ч. 4 ст. 67 ГПК РФ, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что на момент заключения договора купли-продажи сторонами соблюдены все существенные условия договора дарения: определен предмет договора, объект, договор заключен в письменной форме с соблюдением всех предусмотренных законом требований, предъявляемых к данным видам договоров, в нем имеются личные подписи сторон договора. При этом, толкование текста договора, его наименование не позволяют прийти к выводу о наличии иных намерений у сторон.
Судебная коллегия не усматривает оснований для иной оценки доказательств, исследованных судом первой инстанции в порядке ст. 67 ГПК РФ, а также для иного вывода относительно обоснованности заявленных исковых требований.
Доводы апелляционной жалобы с дополнениями о несогласии с выводами судебной экспертизы не могут повлечь за собой отмену решения суда, поскольку истцом в суд первой инстанции доказательств необоснованности заключения, которые бы опровергали выводы экспертов, предоставлено не было.
Дополнительная судебно-психиатрическая экспертиза проведена комиссией экспертов, обладающих достаточной квалификацией и необходимыми познаниями в области психиатрии, имеющим достаточный стаж работы, а само заключение содержит необходимые выводы, ссылки на примененные методы исследования при производстве экспертизы, экспертам разъяснены права и обязанности, предусмотренные ст. 85 ГПК РФ, они также предупреждены об уголовной ответственности, предусмотренной ст. 307 УК РФ.
С учетом изложенного судебная коллегия приходит к выводу о том, что решение суда первой инстанции постановлено с соблюдением требований норм процессуального и материального права, не противоречит собранным по делу доказательствам и требованиям закона, а доводы апелляционной жалобы не опровергают вышеизложенных выводов суда, не содержат обстоятельств, нуждающихся в дополнительной проверке, и не влияют на правильность принятого судом решения.
На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 328, 329 ГПК РФ, судебная коллегия,

определила:

решение Перовского районного суда г. Москвы от 07 мая 2018 года оставить без изменения, апелляционную жалобу с дополнениями представителя истца Ч.С. без удовлетворения.


МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 28 ноября 2018 г. по делу N 33-44437/2018

Судья: Невзорова М.В.

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда
в составе председательствующего Михалиной С.Е.,
судей Бабенко О.И., Исюк И.В.,
при секретаре Р.,
заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Бабенко О.И. гражданское дело по апелляционной жалобе представителя истца П. по доверенности фио на решение Бабушкинского районного суда г. Москвы от дата, которым постановлено:
В удовлетворении исковых требований П. к Г., Д. о признании договора купли-продажи квартиры недействительным, применении последствий недействительности сделки, истребовании квартиры отказать.
Отменить меру обеспечения иска в виде наложения ареста на квартиру по адресу: адрес, принятую определением судьи Бабушкинского районного суда г. Москвы от 11 января 2018 г.,

установила:

Истец П. обратилась в суд с иском, уточненным в порядке ст. 39 ГПК РФ, к Г., Д. о признании недействительным договора купли-продажи квартиры, применении последствий сделки, возвращении в собственность квартиры и истребовании ее из чужого владения.
Требования искового заявления мотивированы тем, что между истцом и ответчиком Г. дата заключен договор купли-продажи квартиры по адресу: адрес. Истец ссылается на то, что договор заключен под влиянием под влиянием существенного заблуждения в период сложного психоэмоционального и психического состояния, которое имело место в момент заключения договора, однако диагностировано в дата Отец истца фио воспользовался состоянием дочери и настоял на заключении договора займа с залогом квартиры, ввел истца в заблуждение и получил согласие дочери на получение займа в пользу отца с обеспечением в виде залога квартиры. Истец полагала, что совершает сделку по займу с залогом квартиры. Летом дата в квитанциях на оплату коммунальных услуг был указан собственник Г., в это же время истцу начали поступать угрозы и требования освободить квартиру. Под давлением отца истец снялась с регистрационного учета, а затем выехала из спорной квартиры. Истец подверглась внушению, давлению и вероятно обману со стороны своего отца, договор заключен на крайне невыгодных для нее условиях вследствие стечения тяжелых обстоятельств. Истец также указывает, что при подписании договора в дата она не понимала значение своих действий и не могла руководить ими. дата квартира отчуждена Д.
В связи с изложенным истец П. обратилась в суд к ответчикам Г., Д. с настоящим иском, уточненным в порядке ст. 39 ГПК РФ.
В судебное заседание суда первой инстанции истец П. не явилась, уполномочила представлять свои интересы представителей по доверенности фио, фио, которые требования уточненного искового заявления поддержали в полном объеме.
В судебное заседание суда первой инстанции явились ответчик Д. и ее представитель по доверенности фио, которые против удовлетворения искового заявления возражали.
В судебное заседание суда первой инстанции ответчик Г. не явился, уполномочил представлять свои интересы представителя по доверенности фио, которая против удовлетворения искового заявления возражала.
В судебное заседание суда первой инстанции явились третьи лица фио, фио, которые требования уточненного искового заявления поддержали.
Судом постановлено указанное выше решение, об отмене которого по доводам апелляционной жалобы просит представитель истца П. по доверенности фио, полагая его незаконным и необоснованным.
В заседание судебной коллегии истец П. и ее представители по доверенности фио, фио, явились, апелляционную жалобу и доводы, изложенные в ней, поддержали в полном объеме.
В заседание судебной коллегии истец явились ответчик Д. и ее представитель по доверенности фио, которые против удовлетворения апелляционной жалобы возражали.
В заседание судебной коллегии ответчик Г. не явился, уполномочил представлять свои интересы представителя по доверенности фио, которая против удовлетворения апелляционной жалобы возражала.
В заседание судебной коллегии истец явились третьи лица фио, фио, которые апелляционную жалобу поддержали.
Судебная коллегия, проверив материалы дела, заслушав объяснения явившихся в судебное заседание лиц, обсудив доводы апелляционной жалобы, приходит к выводу о том, что не имеется оснований для отмены или изменения решения суда, постановленного в соответствии с нормами действующего законодательства и фактическими обстоятельствами дела.
Согласно ч. 1 ст. 195 ГПК РФ решение суда должно быть законным и обоснованным.
В соответствии с Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от дата N 23 "О судебном решении" решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению.
Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (статьи 55, 59 - 61, 67 ГПК РФ), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.
В соответствии со статьей 330 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке являются: неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела; недоказанность установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела; несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела; нарушение или неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.
Таких нарушений при рассмотрении настоящего спора судом первой инстанции допущено не было. При вынесении решения суд первой инстанции руководствовался следующими нормами права.
Согласно ст. 454 ГК РФ по договору купли-продажи одна сторона (продавец) обязуется передать вещь (товар) в собственность другой стороне (покупателю), а покупатель обязуется принять этот товар и уплатить за него определенную денежную сумму (цену).
В соответствии со ст. 458 ГК РФ если иное не предусмотрено договором купли-продажи, обязанность продавца передать товар покупателю считается исполненной в момент: вручения товара покупателю или указанному им лицу, если договором предусмотрена обязанность продавца по доставке товара.
Согласно ст. 558 ГК РФ договор продажи жилого дома, квартиры, части жилого дома или квартиры подлежит государственной регистрации и считается заключенным с момента такой регистрации.
В силу п. 1 ст. 166 ГК РФ сделка недействительна по основаниям, установленным законом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).
Требование о признании оспоримой сделки недействительной может быть предъявлено стороной сделки или иным лицом, указанным в законе. Оспоримая сделка может быть признана недействительной, если она нарушает права или охраняемые законом интересы лица, оспаривающего сделку, в том числе повлекла неблагоприятные для него последствия (п. 2 ст. 166 ГК РФ).
Согласно ст. 177 ГК РФ сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения.
В соответствии с п. 1 ст. 178 ГК РФ сделка, совершенная под влиянием заблуждения, может быть признана судом недействительной по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения, если заблуждение было настолько существенным, что эта сторона, разумно и объективно оценивая ситуацию, не совершила бы сделку, если бы знала о действительном положении дел.
Пункт 2 указанной статьи предусматривает, что при наличии условий, предусмотренных пунктом 1 настоящей статьи, заблуждение предполагается достаточно существенным, в частности если:
1) сторона допустила очевидные оговорку, описку, опечатку и т.п.;
2) сторона заблуждается в отношении предмета сделки, в частности таких его качеств, которые в обороте рассматриваются как существенные;
3) сторона заблуждается в отношении природы сделки;
4) сторона заблуждается в отношении лица, с которым она вступает в сделку, или лица, связанного со сделкой;
5) сторона заблуждается в отношении обстоятельства, которое она упоминает в своем волеизъявлении или из наличия которого она с очевидностью для другой стороны исходит, совершая сделку.
Заблуждение относительно мотивов сделки не является достаточно существенным для признания сделки недействительной (п. 3 ст. 178 ГК РФ).
В силу п. п. 2, 3 ст. 179 ГК РФ сделка, совершенная под влиянием обмана, может быть признана судом недействительной по иску потерпевшего.
Обманом считается также намеренное умолчание об обстоятельствах, о которых лицо должно было сообщить при той добросовестности, какая от него требовалась по условиям оборота.
Сделка, совершенная под влиянием обмана потерпевшего третьим лицом, может быть признана недействительной по иску потерпевшего при условии, что другая сторона либо лицо, к которому обращена односторонняя сделка, знали или должны были знать об обмане. Считается, в частности, что сторона знала об обмане, если виновное в обмане третье лицо являлось ее представителем или работником либо содействовало ей в совершении сделки.
Сделка на крайне невыгодных условиях, которую лицо было вынуждено совершить вследствие стечения тяжелых обстоятельств, чем другая сторона воспользовалась (кабальная сделка), может быть признана судом недействительной по иску потерпевшего.
Судом первой инстанции установлено и из материалов дела следует, что с дата П. (М.) являлась собственником жилого помещения, расположенного по адресу: адрес.
дата между П. и Г. заключен договор купли-продажи квартиры, на основании которого дата право собственности на квартиру, расположенную по адресу: Москва, адрес, зарегистрировано за Г.
дата истец П. получила от ответчика Г. денежную сумму в размере сумма по договору купли-продажи квартиры от дата, что подтверждается распиской, удостоверенной нотариусом г. Москвы фио.
Судом установлено, что договор купли-продажи квартиры был заключен в соответствии с действующим гражданским законодательством, прошел государственную регистрацию в Управлении Росреестра по Москве и исполнен сторонами, поскольку истцу квартира передана ответчику, а истцом получены денежные средства за проданную квартиру.
Решением Бабушкинского районного суда г. Москвы от дата, вступившим в законную силу дата, отказано в удовлетворении исковых требований П. к Г. о признании договора купли-продажи квартиры от дата недействительным по основаниям притворности сделки.
Определением от дата судом по ходатайству истца назначена амбулаторная комплексная психолого-психиатрическая судебная экспертиза в наименование организации Министерства здравоохранения РФ в отношении П., согласно заключению которой от дата N 539/а в связи с неясностью клинической картины решить диагностические и экспертные вопросы в отношении П. в амбулаторных условиях не представляется возможным. Из заключения судебной экспертизы в отношении П. также следует, что в ходе обследования грубых нарушений памяти, продуктивной психопатологической симптоматики в виде бреда и галлюцинаций не выявлено.
Для решения указанных вопросов экспертами было рекомендовано направить П. на стационарную комплексную судебную психолого-психиатрическую экспертизу. Однако сторона истца от проведения стационарной комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы отказалась.
Кроме того, в ходе рассмотрения настоящего дела в суде первой инстанции были допрошены в качестве свидетелей стороны истца фио, фио, фио, фио, фио, фио, а также свидетели стороны ответчиков фио и фио, показаниям которых судом первой инстанции дана надлежащая оценка.
Также истцом суду первой инстанции были представлены заключения специалистов - врача-психиатра фио и психолога фио из которых следует, что у П. имеется депрессивное расстройство и шизоаффективное расстройство, однако данные заключения судом первой инстанции не приняты, поскольку указанные заключения составлены по результатам обследования в дата, что не относится к юридически значимому периоду.
На основании представленных в материалы дела доказательств, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что в период заключения спорного договора купли-продажи квартиры от дата истец могла понимать значение своих действий и руководить ими.
Достаточных и достоверных доказательств доводов истца о том, что сделка была совершена в тот момент, когда она не была способна понимать значение своих действий и руководить ими и сделка была совершена под влиянием заблуждения или обмана, в нарушение требований ст. 56 ГПК РФ, стороной истца суду первой инстанции представлено не было.
В ходе рассмотрения настоящего дела, стороной ответчиков было заявлено о пропуске срока исковой давности, в связи с чем, суд первой инстанции пришел к следующему выводу.
Срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности составляет один год. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка (пункт 1 статьи 179), либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной (п. 2 ст. 181 ГК РФ).
Учитывая то, что о характере заключенной сделки истец узнала не позднее лета дата, что подтверждается объяснениями истца и третьих лиц, а с иском о признании недействительным договора купли-продажи квартиры истец обратилась дата, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что настоящий иск подан с пропуском установленного законом срока.
Также, суд первой инстанции учел то, что имеется вступившее на момент рассмотрения дела в законную силу решение Бабушкинского районного суда г. Москвы от дата, которым отказано в удовлетворении исковых требований П. к Г. о признании договора купли-продажи квартиры от дата недействительным по основаниям притворности сделки.
Доказательств уважительности пропуска срока исковой давности истцом не представлено, указания истца об иной дате исчисления срока исковой давности судом отклонены как несостоятельные.
Таким образом, на основании вышеизложенного, руководствуясь указанными нормами права, а также положениями ст. ст. 199, 205 ГК РФ, оценив в полном объеме представленные в материалы доказательства, суд первой инстанции пришел к законному и обоснованному выводу об отсутствии оснований для удовлетворения исковых требований о признании недействительным договора купли-продажи квартиры, а также производных требований о возврате спорной квартиры в собственность истца и истребовании ее из чужого незаконного владения Д.
Руководствуясь положениями ст. 144 ГПК РФ, суд первой инстанции отменил меру обеспечения иска в виде наложения ареста на квартиру по адресу: адрес, принятую определением судьи Бабушкинского районного суда г. Москвы от 11 января 2018 г.
Судебная коллегия соглашается с выводами суда первой инстанции, поскольку они следуют из всей совокупности установленных по делу обстоятельств и подтверждаются исследованными в судебном заседании доказательствами, и оснований для признания их неправильными не установлено.
Мотивы, по которым суд пришел к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения исковых требований, а также оценка доказательств, подтверждающих эти выводы, приведены в мотивировочной части решения суда, и считать их неправильными у судебной коллегии не имеется оснований.
Судебная коллегия считает, что судом все обстоятельства по делу были проверены с достаточной полнотой, выводы суда, изложенные в решении, соответствуют собранным по делу доказательствам.
Доводы апелляционной жалобы о том, что суд не провел стационарную экспертизу, поскольку согласно заключения экспертов от дата решить диагностические и экспертные вопросы в отношении П. в амбулаторных условиях не представляется возможным, не состоятельны. В суде апелляционной инстанции коллегией для проверки доводов жалобы был поставлен на обсуждение вопрос о назначении стационарной психиатрической экспертизы, однако П. категорически отказалась от ее проведения.
Согласно положениям статьи 55 Конституции Российской Федерации права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.
В соответствии с ч. 1 ст. 62 ФЗ "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации" судебно-медицинская и судебно-психиатрическая экспертизы проводятся в целях установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по конкретному делу, в медицинских организациях экспертами в соответствии с законодательством Российской Федерации о государственной судебно-экспертной деятельности.
Согласно ст. 14 Закона РФ "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании" судебно-психиатрическая экспертиза по уголовным, гражданским и административным делам производится по основаниям и в порядке, предусмотренным законодательством Российской Федерации.
Согласно части 2 статьи 6 Федерального закона от 31.05.2001 N 73-ФЗ "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации" судебно-экспертные исследования, требующие временного ограничения свободы лица или его личной неприкосновенности, проводятся только на основаниях и в порядке, которые установлены федеральным законом.
Таким образом, коллегия лишена возможности назначить стационарную психиатрическую экспертизу истцу без ее согласия на проведение экспертизы в условиях стационара, поскольку это является принудительным направлением лица на такую экспертизу, что допускается законом только при экспертизе обвиняемого, подозреваемого, подсудимого и лица, в отношении которого решается вопрос о признании его недееспособным.
Таким образом, апелляционная жалоба не содержит правовых оснований, предусмотренных ст. 330 ГПК РФ, к отмене постановленного судом решения.
Руководствуясь ст. ст. 328, 329 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

  • Решение Бабушкинского районного суда г. Москвы от дата оставить без изменения, апелляционную жалобу представителя истца П. по доверенности фио - без удовлетворения.

 

 

 

 

Выберите своего адвоката

Наши преимущества

Оперативность

Оперативность

Если дело не терпит отлагательств, а Вы являетесь нашим Доверителем - мы доступны 24 часа в сутки.

Полная конфиденциальность

Полная конфиденциальность

Адвокатская тайна и тайна полученных от доверителя сведений защищается не только моральными нормами, но Кодексом Адвокатской этики, а также Федеральным законом от 31.05.2002 N 63-ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации".

Мы ждем от Вас звонка!